Illusion of the Sunlight

Объявление

Мы переехали!

Illusion of the Sunlight: The destroyed dreams

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Illusion of the Sunlight » Флешбэки » Кто посмел тянуть лапки к моей прелести? (с)


Кто посмел тянуть лапки к моей прелести? (с)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники:
Азазель Розенталь
Вильгельмина Вестенра
Место:
Территория академии.
Время:
8 апреля 2012 года. Воскресенье. Примерно 00:00-03:00.
Погодные условия:
Вроде бы, было тепло, но там было не до обращения внимания на погоду и ее условия.
Краткое описание событий:
Задача Демона - спасти свою Хозяйку, на которую напал один из посланников Высших, что стоят во главе всех аякаси. Благодаря своему героическому поступку, которые он совершает чуть ли не каждый день, аякаси получает высший уровень сил, приобретая третью способность, а Мина узнает, наконец, какова жизнь в красках и как, на самом деле, выглядит ее Хранитель в обоих своих обличьях.

0

2

Праздник был в самом разгаре. Арго сумел, переступив через себя, подарить Хозяйке один танец - она просила его об этом, и, естественно, Демон не мог отказать. Да и танцевал он, на удивление, не так уж плохо. Но для Арго все закончилось довольно быстро. Как и еще для нескольких аякаси. Резкий ветер заставил танцующих остановиться, все обакэ напряглись от неистовой ауры, что проникла на эту заповедную территорию, даже сам Азазель не смог стоять, как обычно, равнодушно. Внутри все сжималось от жуткого предчувствия, хотя на лице и не дрогнул ни один мускул. А потом в голове зазвучал чей-то истеричный слишком высокий голос, призывающий к себе на ковер, словно аякаси преступники, совершившие смертельный грех, который не прощается ни при каких условиях и обстоятельствах. Праздник пришлось покинуть. Оставив свою драгоценную Хозяйку, Розенталь и еще два Хранителя, отправились туда, куда их призывали. Можно было думать, что праздник спасен. Но они еще не знали того, что происходило там во время их отсуствия.
Нападения, попытки убийства, разгром и прочие "шалости". Попытки разлучить Хозяев с их Хранителями, что остались в академии, дабы защитить ее и тех, кто в ней находился. Не имеющие Хозяев аякаси помогали тем, кто не справлялся в одиночке, не имеющие Хранителей люди старались помочь тем, кому что-то тяжело удавалось. Как ни странно, сбегать никто не собирался, все защищали друг друга и то, что было им дорого помимо тех, кто был рядом - они старались защитить саму академию, хотя, кажется, на нее-то Высшие взглядом и не сильно имели. По крайней мере, пока что. Самим же удалившимся в неизвестность аякаси предложили предательство людей, своих Хозяев, попытки убить их, разорвать контракты и все связи с людьми. Но, как ни странно, им дали возможность подумать над всем сказанным и, либо придти к верному решению, либо склонить голову перед смертью.
Пройдя все то, что Арго не пожелал бы никому из тех, кто заключил контракт, аякаси отправились домой в раздумьях. Как ни странно, но в обратный путь они пустили каждый по своей дороге. Демон мог в одно мгновение телепортироваться обратно в академию, но сейчас его мысли были заняты тем, что им наговорили на ковре, те самые Высшие, о которых обакэ, по сути своей, слышали лишь заочно и никогда не думали о том, что смогут с ними встретиться, многие вообще не верили в их существование. Теперь же многое изменилось, а, возможно, и пошло под откос. Азазель быстрым шагом направлялся туда, где теперь его дом, хотя у Демона с давних пор такового не было. Путь был довольно не близок и не короток. Но когда он все же попал в очень знакомый ему лес Ямагами, что-то заставило его остановиться, он чувствовал нечто неприятное и жаждущее смерти. Такую ауру было невозможно не узнать, это был дикий ёкай, и похоже не в одиночном количестве, который жаждал уничтожать. Демону показалось, что он услашл едва различимый треск стекла. Зеркало.
Мина.
Умудрившись в этот момент понимания того, что сейчас он может не успеть на спасение своей Хозяйки, никак не измениться в лице, Демон ринулся сквозь заросли деревьев, пытаясь как можно быстрее достигнуть места назначения. Ямагами не всегда был рад, когда в его лесу пользовались способностями, ведь не всегда известно, для чего они приминяются. Именно поэтому Азазель воспользовался телепортом лишь тогда, когда уже заметил ворота академии. Он не знал, где в данный момент находится сама Вестенра, но ему это было и не нужно - способность и контракт все сделают за него. В миг исчезнув из лесу, лишь оставляя за собой пыль, Розенталь оказался возле той, на которую, к его сожалению, уже напали. Но к счастью, еще не успели убить или сделать с ней чего похуже. Ёкай здесь был всего лишь один, но он уже начал раздражать Арго своим присутствием и манерами. Низшее существо, посмевшее прикоснуться к его Хозяйке. Демон еще держал себя в руках, анализируя то, что сейчас происходило. Встав перед Миной, он преградил ёкаю прямой путь достижения цели его способностей. Но, кажется, уже было поздно. Девушка закричала и в полнейшем недоумении Арго обернулся к ней, узнать, что произошло.

0

3

Мина очень ждала праздника. Она была из тех людей, которые не разучились радоваться, а праздники не наводили тоску. Увы, Затерянные просторы не могли поразить своей красотой девушку, зато в этот вечер Арго подарил Мине танец. Хозяйка попросила Демона, а тот не мог отказать, хотя Вестенра не настаивала. Даже будучи слепой, ничего сложного не было, Азазель оказался умелым партнером. И, разумеется, Вильгельмина поблагодарила бы Розенталя за такой подарок.
Если бы танец закончился в свой положенный срок.
Темная аура заставила танцующих остановиться на месте. Даже не будучи аякаси, слепая ощутила холод, будто подул злой северный ветер. Темная аура накрыла все с головой. Девушка прижалась к Хранителю, без сомнений она была сильно напугана. Однако Арго был вынужден покинуть свою Хозяйку. Вестенра бы обязательно просила Азазеля не ходить, но она чувствовала, что этим навредит больше. Азазель Розенталь ушел.
Сердце у Мины было не на месте, душа в смятении, а сделать ничего было нельзя. Вильгельмина попросила Жанетт отвести ее в сад, к беседке. Магдалена настаивала на возвращении в комнату, ведь Хранителя нет, но кузина осталась непреклонной - заснуть она все равно не сможет.
Какое-то время было тихо. Можно было подумать, что ничего и не произошло, все было только плодом воображения. Тихая, весенняя ночь. В лесу слышался голос какой-то птицы. Мина крепко держала зеркало, словно этим она могла помочь и поддержать Арго. Холодный металл постепенно нагревался от теплых пальцев человека. Ах, если бы Хозяйка могла видеть, как недобро блеснуло зеркало, когда разбитая поверхность отразила ёкая. Один из посланников Высших, о которых на тот момент не знал почти никто или же просто не верил в них. Дух, надо сказать один из низших, медленно приближался к человеческому существу, грустно склонившему голову. Вестенра была так занята своими мыслями, что вначале даже не заметила чужого очень недоброго присутствия. А когда заметила, было уже поздно.
Каким-то чудом избежав удара, Мина умудрилась чуть отбежать от беседки. Это было ой как непросто. Ёкай стремглав бросился за жертвой, но пусть преградил Розенталь.
Жанетт хитро улыбается, в разноцветных глазах пляшут веселые бесята. Кузина сидит на качелях, которые были в саду родителей Магдалены, и дружелюбно подмигивает.
Улыбка Минору-сана мягкая, выражающая приязнь и покровительство. Карие глаза наполнены теплом. Мужчина одет в белый халат, в руке Чиаки держит сигарету.
Жизнерадостная Сора как будто оборачивается на оклик, и рыжие волосы развеваются на озорном ветру. Девушка задорно смеется.
Чешир напоминает заправского разбойника: мягкие кошачьи уши вразлет, на губах кривая ухмылка и четки на шее - точно сошедший с картинок.
Взгляд Цербера строг, но в нем нет агрессии. Точно припорошенные инеем волосы осторожно трогает ветер, словно боится прикоснуться.
Еще много образов видела Мина. Казалось, все, что только могла узреть слепая, было ей показано: родной Лондон, Академия, ставшая домом, вся семья, даже кот, ученики, столица Японии - все это и многое-многое другое было показано ясно, но быстро, хотя Вестенра запомнила каждую деталь. Лишь один образ был настолько важен, что Вильгельмине почудилось, что она его видела дольше всех. Впрочем, так оно и было на деле.
Как будто наступила тишина. Мир не потерял красок, но все затмевал некто высокий, спрятавший лицо под маской; некто, кто носит карнавальный костюм с отделкой горностаевым мехом. Хранитель Азазель Розенталь. Он останавливается перед взором. И его образ меняется. Исчезает карнавальное облачение, вместо маски на все лицо место занимает маска, которую подарила девушка. Теперь его лицо можно разглядеть, пускай и не все. Медовые глаза кажутся такими холодными, и Мина невольно вспоминает свой поистине животный страх, когда впервые услышала голос Демона. В нагрудном кармане божество держит розу, что была подарена девушкой в знак благодарности.
Арго склоняется и подает руку...

Ночной воздух рассекает крик боли, а Мина подает на землю, не в силах вынести мучений. Ёкай, посланный Высшими, успел использовать свою способность. Это он сделал "одолжение" и визуально поведал о красках мира сего. На самом деле Вестенра не прозрела, однако организм, не привыкший к таким ярким краскам, ответил болью в глаза. Девушка закрыла их рукой, пытаясь унять свои эмоции, но от влияния способности избавиться не просто. Покатились слезы, а картинки все мелькали в сознании, не желая исчезать и вернуть тьму, в которой жила до этого слепая. Она сильнее прижала к себе зеркало, но сказать что-либо не могла, потому что горло душил крик.

0

4

Тишина, полностью сбивающая с толку. Он может прикончить этого низшего ёкая с одного удара - было бы желание, а способов итак миллион. Но ёкай, словно, никак не действует, он просто стоит, гаденько хихикая, и в упор смотрит на Демона, стоящего перед ним. Божество, высшее создание, имеющее силу и форму, отличающуюся от той, что у этой ошибки природы, порождающей всех обакэ. Одно движение и ёкая как не бывало. Но Арго стоит и чего-то ожидает.
Крик, заставляющий стынуть кровь в венах у тех, у кого она есть. Арго резко оборачивается и смотрит на Хозяйку. Она, словно в замедленном кино, падает на колени, зеркало, что она до сих пор зажимала в руках, падает на землю, - с ним ничего не случится, ведь это предмет контракта, в нем сила, которая не позволит зеркалу разбиться, - руками человек закрывает глаза, из которых градом текут слезы. На миг Азазелю показалось, что у нее кровь, но это лишь взыграла фантазия на фоне красных фонарей, освещающих территорию академии, ведь на улице уже давно глубокая темная ночь, совершенно непроглядная. Но Демону не нужен свет, чтобы видеть. Однако, он не понимает, что происходит. Розенталь садится на колени перед Хозяйкой и берет ее за плечи.
- Мина. Мина, что случилось?
Кажется, Демон впервые, обращаясь к Хозяину, назвал его по имени. Или же ему так показалось на фоне того, что происходило на данный момент. Но девушка не отзывалась. Было ощущение, что ее душат собственные крики, которые от дикой боли не могут толком вырваться наружу и издать свой клич, раздирающий перепонки. Азазель слегка встрясывает человека за плечи, словно пытаясь привести ее в чувства. Но очень быстро начинает понимать, что все это бесполезно и такой подход никак не поможет ему вывести Хозяйку из состояния шока. Ему нужно срочно что-то делать. Холодный ум и здравый расчет сейчас постепенно начинали отходить на задний план сознания аякаси. До него начало доходить, что именно происходит с девушкой. Этот ёкай - Демон не успел вовремя, он немного опоздал и этот мусор смог как-то воздействовать на человека своей силой, свойства которой Розенталь, к великому сожалению, не знал. Через зеркало, лежащее в ногах Хозяина, он словно чувствовал, что внутренне Вестенра пытается позвать его, но не может этого сделать, даже где-то внутри у нее все сжималось от той невыносимости, что сейчас творилась с ней.
Азазель поднялся на ноги, отпустив человека, оставив ее сидеть так, как она сама опустилась на землю. Он не сможет никак заглушить ее боль, не сможет помочь ей сам, не убив носителя способности, заставляющей его Хозяина так страдать. Сейчас было бы просто замечательно взять Мину на руки и отнести куда-нибудь подальше от всего этого балагана, который Арго собирался тут устроить. Но он прекрасно знал, что это никак ей не поможет, а, возможно, только еще больше усилит то, что с ней сейчас твориться. Впервые, за очень очень долгое время, Азазель Розенталь был в ярости. В ярости, до которой его можно довести лишь в крайнем случае. Он внутренне когда-то размышлял о том, что не хотел бы показывать Мине такого себя. Ведь при самой первой встрече она итак его испугалась, однако, потом привыкла и, в какие-то моменты, даже защищала Демона, не боясь его и не страшась. Но сейчас Арго было не до этого. Глазные яблоки налились кровью, приняв карминный цвет, золотой оттенок радужки почернел до неузнаваемости. Если бы кто-нибудь сейчас увидел Розенталя, его бы не узнали и никогда бы не поверили, что это он и есть. Медленно принимая свою истинную форму, аякаси двинулся на ёкая.
- ОТРЕБЬЕ!!
Впервые с такими эмоциями, он заорал это во всю глотку, словно прорычал неистовый зверь, не боясь уже напугать Мину - кажется, ей сейчас все равно было далеко не до всего этого - и бросился на низшее существо, смеющее смеяться в лицо высшему Демону. Вот только кто мог знать, что Высшие могут послать сюда не просто ёкая, а с опытом сражений, а не только нападений со спины. Но все же Хранитель надеялся, что простыми способами он его убьет довольно-таки быстро. Как и говорилось ранее - он мог сделать это лишь одним движением. Кто же знал, что эта сволочь будет настолько прыткой, что сможет так сказочно уворачиваться от всех атак Демона.
Продолжение следует...

Отредактировано Azazell Rosenthal (19.01.13 02:44:24)

0

5

- Мина. Мина, что случилось?
Мина слышала голос Арго, но она и звука не могла выдавить кроме как разрывающего ночной прохладный воздух крика. Слезы душили ее, Вестенра обронила зеркало на землю, хотя раньше практически ни при каких обстоятельствах не выпускала предмет контракта из рук. Человека встряхивает за плечи Демон. чтобы привести девушку в чувство, видимо, он еще не понял, что случилось. И только спустя несколько страшных мгновений Азазель догадался, что ёкай-таки успел навредить Хозяйке. Розенталь отпустил плечи девушки, и Вестенра осела на холодную землю, не чувствуя ничего. Даже пальцы, и те потеряли привычную чувствительность, настолько сильной была эта призрачная боль.
Нельзя сказать, что Мина первое время боялась Арго. Испуг прошел сразу же, как только Демон протянул беспомощному человеку руку, увел от той страшной деревни, в которой аякаси устроили бесчинство. Быть может, Вестенра в самом начале просто не знала, как себя вести. С духами ей никогда не приходилось контактировать, даже с Хранителями Минору-сана, поэтому появление собственного Хранителя самую малость выбило слепую из колеи - все же приспосабливаться Вильгельмина умела очень хорошо. Азазель всегда был рядом. И он всегда был спокоен. Казалось, его ничто не может вывести из себя, вызвать сильные эмоции. Поэтому сейчас, когда Вестенра услышала сотрясший ночь крик уже Розенталя, она невольно подняла голову. И картинка тут же прояснилась.
Способность ёкая заключалась в особом телепатическом умении. Он не мог передавать мысли, зато мог заставить человека увидеть то, что было в его голове. Или даже то, что происходит непосредственно перед жертвой.
Поэтому и только поэтому Мина умолкла. Она как будто видела. Видела, как ее Хранитель медленно принимает свой истинный облик, как он приближается в довольному своим поступком духу. Вестенра застыла от ужаса. Такого Демона ей знать не приходилось. Азазель был в столь дикой ярости, что эта аура окутала все пространство вокруг. Шок от виденного был столь велик, что даже боль отступила. Ёкай, этот посланник, надеялся, что после увиденного Хозяин сам разорвет Контракт, связывающий аякаси и человека.
- Арго, - в сильнейшем потрясении шепчет Мина, но звук голоса столь тих, что имя можно прочесть лишь по губам.
Как с страшном сне Хозяйка медленно опирается на руки, сидя на коленях, и ладонь касаются холодного металл. Зеркало. Инстинктивно пальцы сжимают ручку предмета, и Вестенра вновь прижимает дорогое ей зеркало к себе. Посланник умело уворачивается от Розенталя, и Вестенра глубоко вздыхает, концентрируя внимание на ощущении в пальцах, которые уже согревают металл. Она не отдает приказ, в конце концов Хозяйка никогда не приказывала своему Хранителю. Но таким образом жизненная сила Мины может перейти к Демону, тем самым помогая ему.
Ёкай просчитался. Вестенра не закроет глаза, чтобы вновь не видеть. Пользуясь предоставленным шансом, она посмотрит правде в лицо, на сей раз практически в прямом смысле. Хозяйка навсегда запомнит все, что увидит. Девушка не станет бояться Розенталя даже после произошедшего. И намного больнее сейчас осознавать, что Арго приходит в лютую ярость из-за нападения на Мину, это намного больнее любого физического воздействия. Вильгельмина не отвернется от Хранителя., никогда и ни за что.

0

6

Ярость. Как ни странно, но она не слепила Демона, отнимая у него силы, и заставляя его махать руками просто так, постоянно промахиваясь и не попадая в цель. Нет, скорее, это сама цель уворачивалась с такой скоростью, что Арго просто начинал беситься из-за того, что этот маленький никчемный мусор просто не может стоять на месте и ждать, когда же его прикончат. Однако, и то, что его это бесило, никак на отражалось на его способности драться. Обычно, такое чувство начинает сбивать с толку и заставляет теряться в собственных силах, забывая о том, с чего ты подпитывался все это время. Азазеля трудно, очень трудно, даже в таком состоянии, выбить из колеи тем, чтобы сбить его с толку, чтобы аякаси начал теряться и забывать, откуда и по какой причине изначально набирал силы для подобных стычек.
В воздухе и, как ни странно, тишине, нарушенной лишь тихим противным хихиканьем ёкая, изредко слышалось грозное рычание самого Розенталя. Словно он сам является псом или волком, пытающимся напугать жертву, чтобы быстрее с ней расправиться. Но это было не так. Демон рычал, при этом выдавая какие-то слова и фразы, которые очень сложно было разобрать, потому что все это сливалось в один поток, который просто грозным рычанием выходил из глотки Арго наружу. Да и то, что он говорил, лучше было бы и не слышать тем, кто не привык к подобному. И, вообще, порой вылетали слова на родном языке обакэ, который люди не понимали уж точно. Разве что, единицы и лишь самую малость - те, кто только начал изучать его.
Аякаси не нужна полнейшая тишина, чтобы расслышать чей-то голос, Хранителю не нужно концентрироваться на контракте, чтобы услышать, как его зовет Хозяин. Арго останавливается, прекращая попытки ударить ёкая или нанести ему хоть какой-то вред всеми этими нападениями. Дыхание не сбито, он даже ничуть не  запыхался. Ему словно все равно. Сейчас для него важнее уничтожить это отребье, которое заставило Мину кричать от боли. Даже сам Демон, поглощая жизненную силу человека, все это время, он ни разу не причинил человеку вреда. А сейчас... Краем глаза Розенталь заметил, как Мина слегка успокоившись, видимо все же от шока, нащупала зеркало и прижала его к себе. Аякаси медленно снял перчатку и вновь посмотрел на ёкая. Тому, кажется, было любопытно, что еще сможет сделать Демон, который, казалось бы, испробовал все, что было в его силах. Но ёкай ошибся, Азазель еще даже ни разу не применял свои способности. Одна секунда и Демон исчезает из поля зрения, вторая секунда и он уже за спиной того, кто все это время хихикает. В третью секунду из кожи аякаси выделяется кислота с концентрацией смертельного яда в ней: один взмах руки и ёкай практически полностью покрыт этой гадостью. Проходит минута - не действует. Розенталь только сейчас замечает в полной мере, находясь так близко, что все тело ёкая покрыто каким-то панцирем. Видимо, благодаря ему-то тот и защищен от таких вещей. Арго нужно что-то по сильнее.
Маска скрывает алые глаза, чуть светящиеся из ее глазниц, скрывает мимику всего лица, если в этом облике таковое присутствует вообще, она скрывает все, что чужие глаза не должны видеть в поведении Демона. Один из высших обакэ не успевает моргнуть и глазом: после неудачной попытки истребить нечисть, последняя решила "поиграть" в смелость. Он ринулся к человеку, что все еще сидела на земле, сжимая зеркало руками и прижимая его к себе. Розенталь не дернулся. В какую-то секунду Демон почувствовал теплой и легкой волной прилив сил, такой же, как и тогда, при заключении контракта - он непроизвольно залечил собственные незначительные раны, полученные в том бою, в деревне. Только сейчас было несколько иначе. Его словно наполняло силой. В один миг Арго оказался перед Хозяйкой, полностью ее закрывая. Ёкай остановился и замер. Хранитель медленно приближался к нарушителю покоя, при этом его руки с обоих сторон медленно покрывались чем-то слегка бурлящим, до невозможности горячим, красно-желтым. Когда Демон оказался в двух шагах перед ёкаем, оон был полностью покрыт этим веществом. Вернее, даже не так. Он не выделял это, и под слоем этого вещества не было ни его собственной кожи, ни всего остального тела - он сам стал этим веществом, полностью, словно таким и родился. Лава. Арго резко расправил плащь. Миг - и он уже держит в своих смертельных объятиях того самого ёкая. Дикий крик раздается по всей  территории школы: панцирь начинает плавиться, а там уже и все то, что находится под панцирем. После такой температуры ничто живое не выживет. Еще минута и ёкай растворяется, а какие-то его останки словно засасывает в лаву, которой стал Демон. Идеальное преступление, можно было бы сказать. Кажется, все закончилось. Арго повернулся к Мине, затем посмотрел на собственные руки, пылающи жаром и огнем.
Хватит, уже можно остановиться.
Не просьба, скорее, убеждение себя в этом. Он умеет управлять своей способностью, что получил первый раз от Мины, неужто не справится с той, что была дарована ему в качестве третьей? Убедив себя в том, что опасность позади, а единственный, кто может сейчас причинить кому-то вред, это сам Арго - да, попробуй такой обними кого-нибудь - Демон принял свой истинный облик, который уже не пылал ничем, а затем уже стал в человеческом виде, как и привык здесь ходить. Зная подобные способности таких ёкаев, Арго знал, что еще с пару минут Мина будет продолжать "видеть", что происходит вокруг. Но было бы лучше, если бы ее "зрение" расстаяло бы вместе с тем мусором, что "сожгли по весне". Азазель прикрыл глаза и подошел к Мине, сев перед ней на одно колено, он протянул ей руку. Помочь подняться. Но для этого Демона всегда было главным одно - согласиться Хозяйка на помощь или нет. Его задача - это предложить. А теперь, он не знал, испугалась ли его Вестенра так, что больше не захочет никаких контактов с ним, или же все совсем не так. Он не боялся ни того, ни другого. Просто нужно было знать, чтобы после правильно вести себя с человеком.

Отредактировано Azazell Rosenthal (21.01.13 13:46:44)

0

7

Даже боль не сможет притупить восприятие. Только не сейчас, когда Мина видит, действительно видит, в какую ярость Арго привел какой-то пришлый екай. Это все: сцена, игра "кошки-мышки", действия - все это так безобразно и страшно, что сил нету отвернуться и не смотреть, а ведь так легко, так легко спрятать от взгляда происходящее.
Почему? За что страдает Мина? За что страдает Азазель? Что такого они сделали, чтобы проходить через подобное испытание? Вестенра не было жалко ни себя, ни Розенталя. В этом случае жалость совершенно не та эмоция, которая должна быть. Сожаление? Да, вполне может быть. Но о чем стоит сожалеть в таком случае? О заключенном контракте? О том, что девушка осталась одна? Или стоит искать причину у самих истоков - приезде в страну? Единственное, о чем будет жалеть Хозяйка, это о глупости и бессмысленности смерти маленького духа. Не явись он сюда с агрессией, он бы продолжил жить, возможно, радоваться. А когда она исчезнет, что будет тогда?
Да, для Вильгельмины не было никакого "если", только "когда". Она ни на минуту не сомневалась в Хранителе, пусть даже его яростный вид и та зловещая аура, что окружала его, пугали, сильно пугали слепую. Зеркало придавало сил им обоим - двум контракторам, которые связали свои жизни и души воедино. Вряд ли это можно описать словами, но, держа предмет контракта, Вестенра еще сильнее чувствовала происходящее. Она никогда прежде не слышала Арго таким. Не видела, конечно же, но и не слышала тоже. Создавалось ощущение, что все обакэ в какой-то мере приближены к зверям - Мина слышала рык и звучание языка духов. Все человеческое существо дрожало, будто лист на сильном, холодном ветру, насыщая аякаси своей жизненной энергией. Мина могла бы отворить заклинание, но это помешало бы Азазелю, могло бы его сбить.
И все же даже этот прыткий дух не смог этого сделать. Он явно был удивлен, когда Демон впервые использовал свою способность, хотя ему было интересно, что задумал высший аякаси. Но ни телепортация, ни кислота - Мина ее узнала - не повредили посланнику, он кинулся к человеку. Девушка внутренне сжимается, чисто инстинктивно, охает и глазами, на самом деле и оставшимися слепыми, во всю "смотрит" на нападающего. Ах, если бы Вестенра могла видеть, она бы представила сцену в деревне, но...
Но Хранитель тут же заслоняет своего человека. Кожи касается дыхание чего-то жаркого, невыносимого. Наверное, это лава, по тому описанию, что встречала слепая, очень похоже на то. Розенталь словно весь становится ею, нестерпимо жгучей, опасной, смертельной. Взгляд не успевает уследить, как происходит исчезновение, только жуткий крик, еще более страшный чем издала Мина, разорвал воздух. Девушка сидит, точно громом пораженная, не в силах двинуться с места. Екай мертв, но она все еще видит. Скоро и это пройдет. Еще не все закончилось - Азазель принимает свой истинный облик, потом человеческий. Как и в том видении, что послал павший дух, Арго подает руку. Только тогда он кланялся, сейчас же он садится на одно колено. И не касается человека, как было в первую встречу.
Вильгельмина медлит несколько мгновений. Она все еще в шоке, все никак не может поверить, что все произошло; что все даже успело кончиться. И вот она подает свою чуть дрожащую руку. А потом что-то словно щелкает в сознании, и из мертвых глаз, все еще "видящих", начинают литься слезы. Слезы облегчения. Слепая кидается к Демону, обнимая его за шею - крепко-крепко, точно боится потерять.

0

8

Наверное, странно, что Демонам бывает не понять, как чувствует себя человек в той или иной ситуации. Что происходит у него в душе, как он с этим справляется, что делает для этого. Такому, как Арго, никогда не понять людей. Никто не говорил, что он не способен чувствовать и испытывать какие-либо эмоции, просто аякаси не настолько привык все это показывать и демонстрировать, даже для самого себя. Вот и вывести-то его до такой степени удалось лишь один раз за долгие годы, и то, на то были довольно-таки вески причины, мимо которых Азазель все равно не смог бы пройти. Раз уж однажды поклялся защищать человека, то отступать он точно не будет. Скорее, сложит за него голову, нежели сдастся или проиграет, потеряв Хозяина. Этот Демон не способен принимать поражения, для него есть два пути: либо победа, либо смерть. Но здесь все обошлось, к тому же, не таким уж и великим был этот ёкай - подобрали всего лишь слишком прыткого, да и всего делов.
Арго смотрел на Мину, не убирая своей руки. На лице девушки читался страх, но страх к чему именно было не совсем понятно. Аякаси прикрыл глаза, едва заметно. Из глаз человека покатились слезы, он дрожащей рукой коснулся руки Демона. Розенталь сомкнул ладонь, обхватывая руку Мины. Спустя несколько секунд, Хозяйка кинулась на шею аякаси, плача и крепко его обнимая. Хранитель закрыл глаза, крепкими руками обнимая девушку и слегка прижимая ее к себе. Признаться самому себе - Азазель и сам где-то внутри испугался за Вестенра, далеко в глубине мрачной души он привязался к человеку. Потерять ее глаза не страшно - при большом желании, он, как и любой представитель демонической расы, может после смерти человека вырвать у него глаза и оставить себе. Какими только психами не бывают даже аякаси. Но теперь этого было бы недостаточно. Ему больше улыбалось, если он вообще когда-то это делал, находиться именно рядом с живым человеком, обладающим этими глазами. Чувствовать ее тепло, силу, энергию. Все это привязывало Азазеля Розенталя к человеческой девушке.
- Люди странные создания.
Тихо, почти шепотом. Хватит, он сегодня уже наорался на долгое время вперед. Никогда не срывая свой голос в подобное, Арго было не привычно слышать самого себя, когда он в ярости все это выкрикивал. Сейчас ему хотелось больше тишины и спокойствия. И он имел право его получить, как и заслужила этого Мина. Да, люди странные создания. Аякаси не стал уточнять, почему он так сказал. Эти существа заставляют аякаси меняться, чувствовать, ощущать, привязываться, становиться человечными и просто более похожыми на людей. Они не были рождены для этого - никто из них, ни один обакэ. Ни оборотни, ни мононокэ, ни демоны, ни, даже, ангелы. Но все они, попадая под влияние человека, чудесным образом начинали меняться.
- Тебе нужно отдохнуть.
Произнеся это, Хранитель поднялся с земли, поднимая на руках свою Хозяйку. Он не пытался отцепить ее от себя или что-то такое, ему это было не надо, он и сам способен донести ее до комнаты. Если приглядеться к улице, то ночь просто чудесная, это заметил даже сам Демон, никогда не обращавший на подобное внимания. Он решил не пользоваться телепортацией - уж итак слишком много сил потратил. К тому же, лучше было пройтись по чистому воздуху пешком, пусть они оба проветрятся.
Через минут десять аякаси и человек оказались возле корпуса общехития учителей. Поднявшись по ступенькам и зайдя внутрь, Арго молча прошел к комнате. Отперев ее, он внес Хозяина внутрь и закрыл за собой дверь. Он положил человека на кровать.
- Спи. Я не оставлю тебя.
Аякаси сел на край кровати со стороны человека. Наверное, это была первая и единственная ночь в жизни Демона в этой академии, когда он не находился на крыше и не спал на полу, а просто всю ночь сидел на кровати рядом с Хозяйкой.

Отредактировано Azazell Rosenthal (21.01.13 23:05:03)

0

9

Мина слышит слова и улыбается. Вестенра точно знает, что Арго эту улыбку почувствует. Конечно же люди странные. Как и все на свете. Разве сама жизнь не странное явление?
Уже не больно. И тьма вновь окутывает зрение, оставляя в ясности только сознание. Как хорошо. В привычной темноте, как будто дома. Ничто не тревожит покой, вокруг лишь привычная темень и знакомые ощущения. Девушка медленно закрывает уже совсем невидящие глаза.
Она не станет сожалеть о потерянной возможность лицезреть что-либо на этом свете. Ее судьба - быть ведомой, ничего не видящей, полагающейся на других. Пускай она многое знает, может применить знания, начала жизни в неведомом это никак не сможет отменить. Покорность и смирение вовсе не так уж и плохи, как могут они показаться на первый взгляд. Быть может судьбу и можно выбрать, но, кажется, этот выбор уже был давно сделан. Каждый поворот, каждый день, даже миг, несут в себе тысячи вариантов дальнейших событий. Узнать, какой выбор был верным трудно, да и нужно ли это? Сомнения порождают слабости, которые могут привести к печальному исходу.
- Тебе нужно отдохнуть.
- Не мне одной.
Мина как всегда переживает: не тяжело ли Розенталю нести ее. Частичка предрассудка, всего лишь. Ведь Демоны, как и все аякаси, сильнее людей.
- Прости, тебе опять приходится нести меня на руках, - девушка улыбается, помня, что Азазель не всегда понимает причину извинений. Хоть Хранитель и живет долгое время с людьми, многое остается вне его понимания. Да и не важно это, вещи, что имеют значение, не вызывают вопросов. Все остальное - суета сует. Мина кладет голову на плечо божества. Пальцы касаются лепестков розы на зеркале, и Вестенра думает, что роза, подаренная Арго и правда очень необычная и красивая. Хорошо, что она у него. Вильгельмине бы хотелось, чтобы этот цветок был оберегом Розенталя.
Размеренная поступь и свежий ночной воздух сделали свое дело - девушка начала чувствовать сонливость. Поэтому, когда Арго положил Хозяйку на кровать, слепая ощутила облегчение: и Азазелю стало легче, и Вестенра наконец-то уснет.
- Спи. Я не оставлю тебя.
Зеркало привычно легло рядом на тумбу. Мина улыбнулась:
- Спокойной ночи, Азазель.
Теперь ей будут сниться цветные сны, но без кошмаров, ведь у Мины есть, кому защищать покой. Ах, это так эгоистично, отметит кузина, и будет права. Однако, кажется, что это не является трагедией или драмой. Просто так получается. Просто высшие ошиблись. И не стоит сомневаться, что однажды им это аукнется, и все их неверные шаги обернутся против них самих. А пока в Академии наступила тишина, убаюканная ночными трелями. Наступит новый день, и жизнь совершит новый виток.

0


Вы здесь » Illusion of the Sunlight » Флешбэки » Кто посмел тянуть лапки к моей прелести? (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC