Illusion of the Sunlight

Объявление

Мы переехали!

Illusion of the Sunlight: The destroyed dreams

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Illusion of the Sunlight » Флешбэки » Украдкой… в чащобе… наивностью взгляда…


Украдкой… в чащобе… наивностью взгляда…

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники:
Минору Чиаки
Rafu Wada
Место:
Территория академии. Сад.
Время:
Конец июля. Утро, не ранее, но и не позднее.
Погодные условия:
Тепло, можно даже сказать, что жарко. Ветер изредка достигает смертных внизу, чаще "путешествуя" по верхушкам деревьев.
Краткое описание событий:
Директор решил самостоятельно навестить одного из незабываемых учеников академии, да и попробовать разъяснить, что шалости должны быть в меру. Вот только неожиданно сам попадает в один из переплетов, устроенных Рафу. Будут ли мирные переговоры или же бурное обсуждение с угрозами наказания - вопрос на повестке утра.

0

2

Утро - понятие для всех растяжимое. Минору не спал уже часа три, хотя сейчас было самое время понежиться в постели и слегка расслабиться, ибо лето и дел было не так много, как в обычные учебные дни. Директору просто не спалось и он решил по разбирать кое-какие бумаги, оставшиеся "на потом". Наткнувшись на записки с жалобами на некоторых учеников от преподавателей, ученый тихо вздохнул и отложил все от себя подальше. Не хотелось ему читать подобное и вдаваться в подробности того, что там вытворяют аякаси на пару с людьми. Как ни крути, а последние еще были подростками, у которых везде играло что надо и что не надо, а первые... О них просто не стоило говорить, духи и сами порой были не хуже детей, другое дело, если жили они под чертову тучу лет и всего насмотрелись, натерпелись и перепробовали.
Резко поднявшись из-за своего стола, Чиаки твердо решил прогуляться по территории академии, подышать воздухом, расслабиться, наконец, хоть немного. Ведь и в это время, правда, из работы не вылезал, погрузившись с ногами. Хотя ведь, как не посмотри, начинали ругать, не стыдясь, словно виноват в том, что все это устроено и затеяно. Мысленно даже слегка обидевшись на все эти высказывания, будто маленький ребенок, Минору закрыл окно и вышел из кабинета.
Плутая по улочкам собственной академии, ученый вдруг понял, что давно не посещал не такие уж отдаленные уголки территории, что позволяли радовать глаз. Чиаки тихо вздохнул и направился в сад, где цвело множество разных цветов. Кстати, не так уж сильно директор и любил все это, но посмотреть иногда мог. Пока шел до сада, неожиданно понял, что на улице жарко и солнышко припекает, пусть и не сильно, но все-таки. Сняв рубашку, мужчина остался в одной майке, хотя последняя была черной и это тоже не сильно радовало, хотя и стало полегче. Ветер лишь изредка достигал человека, развивая волосы, от которых, кстати, тоже было довольно-таки жарковато. Остановившись, ученый сделал низкий хвост, чтобы все это не лезло хотя бы в глаза. Смяв рубашку в руке, директор двинулся дальше. Как и оказалось, вокруг не было ничего интересного, впрочем, что и ожидалось.
Зайдя в сад, Минору выбрал скамеечку где-то в середине всего этого благоухания. Делать, что весьма странно, ничего не хотелось. Он сел, положил рубашку рядом с собой и задумался о чем-то своем. Взглянув на небо, мужчина начал щурить глаза из-за слишком яркого солнца. Закрыв глаза и потерев их, избавляясь от белесых пятен, директор взглянул на клумбу, находящуюся перед ним. Тут он неожиданно вспомнил о том, что сегодня наткнул на записки с жалобами. Как он успел заметить своим цепким взглядом, чаще всего там мелькало имя Рафу, хотя и в каких-то не слишком обидных шалостях. Однако, в этом тоже нужно иметь какую-то грань. В общем, Чиаки решил найти проказника и выяснить у него, почему он так делает, ну или просто провести воспитательную беседу, ежели его самого на подобное хватит, а то ведь и к такому лень прибегать, учитывая, что человек он всепонимающий, что и сам порой себе удивляется. Поднявшись со скамейки, мужчина направился к выходу, но понял, что ему чего-то не хватает в руках. Вспомнив, что забыл на скамейке рубашку, он развернулся и направился обратно, дабы забрать ее.

0

3

Заставить лентяя учиться  дело непростое, для мотивации подобного существа нужно приложить много усилий, и возможно только спустя много времени появится желаемый результат. Кто-то предпочитает метод кнута и пряника, а кто-то – только кнута, избивая подопечного всем, что попадется под руку. Именно таким образом в седьмой комнате и проходил процесс поглощения знаний, не у всех жителей, но большей части. В принципе, побои там стали на столько обыденной вещью, что Рафу позволял себе не замечать большую часть из них, просто наблюдая, как Асано пытается достать до головы хранителя. Иногда от безысходности человек просто бросал в демона свое грозное оружие. Но тот вечер Вада запомни на долго, потому что был забит чуть ли не до смерти. А все почему? Размышлял мужчина, нарушая тишину утра своими шагами. Из-за долбанной математики, которую мне, якобы, нужно подтянуть. Да я в жизни столько не занимался, сколько просидел за учебником сегодня. Организм уже привык к ночам без сна, что и помогло аякаши решать ненавистные задачи, не смыкая глаз. По окончанию своих мучений, Вада вышел через окно на улицу и теперь направлялся в сад, единственное, по его мнению, тихое место в академии. А покой сейчас просто необходим.
Путь до желанного места был не дальним, но и не близким, но божество даже с радостью воспользовалось этим шансом проветриться. Жа-арко. Демон с ненавистью посмотрел на ту часть неба, откуда в скором времени должно появиться солнце, и расстегнул верхние пуговицы рубашки. Раскаленное светило он всегда недолюбливал, ему не приносило абсолютно никакого удовольствия сидеть на пекле, ожидая, когда уже воспламенится одежда. Но утром погода была еще приемлемой, хотя восторга не вызывало. Устало проведя рукой по лицу, Рафу почувствовал на лбу что-то мокрое. Не-ет... Он посмотрел на свою ладонь и убедился в правильности своих догадок. На пальцах была кровь, означающая, что мужчина содрал начинающую заживать болячку. Е-елка, в такие моменты я начинаю тебя ненавидеть, вот честное слово. Мало того, что у меня челюсть до сих пор болит, говорить не могу, так тут еще и боевая рана вскрылась. ... Да плевать. Жизнь с Елкой научила аякаши всегда носить с собой платок, чтобы в любой момент можно было стереть кровь, которой терялось, по его мнению, по литру ежедневно. Вытерев руки, синеволосый засунул тряпку обратно в карман, так и не притронувшись к брови. Само скоро засохнет, не ключом же бьет.
А вот и долгожданные заросли деревьев и цветов, к которым он так стремился. Найдя излюбленную скамейку, божество с наслаждением растянулось на ней, как на кровати. Желания спать не было, полежать Рафу всегда любил, вне зависимости от времени суток. Пустота, тишина... Лепота. Птицы еще не успели начать свои песни, что означало наличие как минимум тридцати минут покоя. Крона пышного дерева частично заслоняла аякаши от света, неся легкую прохладу. Мыслей вообще не было, они просто покинули изнасилованную математикой голову. Но оно и к лучшему, порой, из-за активной деятельности мозга демон не мог спокойно отдохнуть, но явно не сейчас. Думаю, полежу часочек, а потом пойду обратно, Елку будить.
Возможно, голубоглазому и удалось бы заснуть, если бы он не почувствовал чье-то присутствие. Сначала слабо, но потом все четче и четче, понимая, что этот некто направляется именно в сторону сада. Да елки-палки, почему именно сюда то, а. Лениво оторвавшись от скамейки, Вада забрался на ближайшее дерево и стал ждать нежеланного гостя. Смертный, да. Сильный смертный. Заключал контракт, возможно и не один раз. ... Ну да, другого варианта тут и не может быть: директор. И какого лешего ему понадобилось быть здесь в такую рань? Мужчина очень хотел, чтобы глава академии как можно скорее ушел из сада, иначе демону придется искать новое убежище. Разглядывая Минору, аякаши волей неволей восхитился этим смертным, он и раньше уважал его, но теперь точно убедился, что это не простой человек. Почему? Да кто его знает, просто Рафу чувствовал силу, исходящую от этого представителя смертных. Если бы он был екаем, точно стал бы сильнейшим, да.
На счастье божества, директор в скором времени встал и направился обратно. Лучше бы просто остался у себя в кабинете. Слезая с дерева, демон заметил рубашку, случайно оставленную мужчиной. Идея пришла в голову мгновенно. Он же вернется за ней, правда? Оглядевшись, синеволосый нашел то, что искал. В растениях он не разбирался, но ему хватало знать, что трава с колючками - вещь неприятная. Сорвав пару таких вот колючек, не упустив возможности напороться самому, Вада прикрепил к рубашке штук десять. Они были легкие, но при контакте с телом тут же давали о себе знать, уж демон это запомнил на долго, однажды свалившись в заросли вот такой вот травы. Сделав свое черное дело, аякаши вновь метнулся на дерево, ожидая прихода директора.

0

4

Ходить по жаре было совершенно не в радость, даже директору, казавшемуся всегда таким солнечным и радостным, что некоторых от этого вида просто тошнило, а многие вообще предпочитали не смотреть в сторону ученого. Впрочем, для каждого этот человек был чем-то своим - для кого-то спасителем и надеждой на будущее, для кого-то губителем всего живого и сторонником дьявола, а для кого-то еще кем-то. Было столько вариантов, которых он не раз слышал, что уже и в голове все это держать просто не хотелось. Там просто не было место для подобной ерунды. В любом случае, кем бы не считали Минору Чиаки, а чувств было к нему не так много - либо уважение, либо благодарность, либо просто страх. Все остальное - отголоски от этих трех составляющих. У самого же мужчины было и без этого много дел, которые не давали ему времени думать обо всякой ерунде, считающейся посторонней.
Он мог просто бросить эту рубашку на той самой скамейке, на которой она и осталась. Но дела так сильно не торопили, потому он мог прогуляться, словно не решал до этого ничего, а просто вышел подышать свежим воздухом, как и было задумано с самого начала. Тихий вздох и опять вход в сад. Да, он несомненно был хорош, но от обильного запаха цветов у мужчины могла запросто разболеться голова, потому он никогда не проводил в таких местах много времени. Так - пройтись и посмотреть, будто бы выясняя, все ли в порядке. Еще минуту и он будет там, где сидел. Хотя, в этом саду довольно просто заблудиться, если ты не так хорошо его знаешь. Но, насколько помнит Минору, такого еще ни разу не случалось. А если и случалось, то явно ему об этом не докладывали, да и зачем это было делать, ежели все выбирались в здравии и трезвом сознании.
Скамейка перед Чиаки появилась довольно неожиданно. Видимо, он ушел в свои мысли, так что не заметил, как быстро добрался до нужного ему места. Рубашка лежала на том же месте, где ученый ее и оставил. Странно, что на этот раз он был не в своем привычном белом халате, как любил щеголять по академии. Видимо, были на то причины. И одна из них - это жара, которая просто убивала, если не прятаться в тень и не попадать на ветер, который был весьма редким гостем на низких своих просторах.
Остановившись у скамейки, мужчина потянулся и хрустнул позвоночником - видимо, спина совсем устала от всех его работ, которые он проводил чуть ли не в три погибели. Вновь тихо вздохнув, ученый наклонился и одним движением руки, схватил рубашки, свернув ее во что-то похожее на трубку. Но тут же раскрыл ладонь и уронил вещь на землю. Весьма не слабо уколовшись, он посмотрел на ладонь и вытащил из нее, благо не глубоко засевшую, небольшую иголку, напоминающую часть от колючек, что росли совсем близко с данным местом. Подняв рубашку и развернув ее, Минору встряхнул вещь, из которой высыпалось пару этих самых колючек. Остальное ему пришлось просто снимать с самой вещи, к которой все это не слабо "прилипло". Ему, впрочем, было не жалко ни рубашки, ни своей руки - да чего там жалеть-то, не отрезали ж ему руку-то, в конце концов, а рубашку новую купить можно, тем более у него таких полный шкаф, вроде бы. Тихо хмыкнув, директор решил порассуждать вслух.
- Либо совершенно непрофессиональный новичок-убийца, либо неплохой шутник.
Хотя, откуда, по сути, в академии взяться тому, что хочет убить директора? Нет, ученики всегда недовольны теми, кто ими руководит, но это всего лишь ученики. Да и не приходят сюда такие, кто в открытую, да даже и в закрытую, хочет извести ученого с лица земли японской. Разве что, София решит ему подлянок подложить, но это было глупостью, эта женщина при всем своем или чьем-то желании не падет так низко. Единственное, что можно было реально подумать - это был, действительно, ученик, который просто скучает на жаре летних каникул, а посему от нечего делать решил подшутить над директором. Впрочем, тут можно понять - любой ученик, при выпавшей возможности, не упустит свой шанс сделать что-нибудь директору. Наконец, очистив рубашку от всего этого безобразия, Минору закинул ее себе на плечо.
- Ну, вылезай, вряд ли ты упустил бы шанс увидеть мою реакцию, сделав это. А посему не убежал, лишь спрятавшись.
Конечно, добавлять то, что он ждет неожиданного явления Христа народу, то есть появления проказника на глаза. Он просто развернулся и сел на скамейку. Торопиться ему сегодня было некуда, а посему он мог просидеть так хоть весь день. Каким бы ловкачем ни был ученик, он все равно его заметит, как только тот захочет скрыться - место довольно открытое, значит, все на глазах, то есть упустить чего-то будет довольно-таки сложно. Невидимостью у них в академии никто не обладал, а потому и беспокоиться было не о чем. Однако, даже шум директор, наверняка, сможет уловить. А сидеть так, в скрытности, вряд ли кто-то сможет очень долго. А уж любители шутить просто сами по себе не могут долго находиться без движения и дела, позволяющего кого-нибудь разыграть.

0

5

Настраиваться на долгое ожидание не было смысла, ибо демон знал о внимательности директора, пусть и только по наслышке. В том что мужчина явится с минуты на минуту, Рафу не сомневался, поэтому, почувствовав приближение Минору, ничуть не удивился скорости последнего. Аякаши хитро улыбнулся. Не то чтобы он ждал чего-то особенного, реакция человека была достаточно предсказуема, сейчас Вада больше хотел именно познакомиться поближе со столь неизвестным существом, как директор. Ведь это именно им первое время Асано запугивал своего будущего хранителя, и иногда это даже давало свои плоды. Но не сейчас. Из всех обитателей академии божество предпочитало не связываться только с двумя из-за их действительно внушительной силы. А Чиаки... Что Чиаки? Ну да, главный, ну да, сильные хранители. Какого-то страшного монстра в нем Рафу не видел, а знакомство с этим человеком находил достаточно интересным и даже забавным.
Наконец, фигура человека заставила синеволосого выкинуть из головы все ненужные рассуждения и сосредоточиться на... Нет, жертвой Минору назвать нельзя. Просто на директоре. Демон попытался осторожно поменять позу, но затекшая нога сковывала действия, грозя раскрыть его раньше положенного времени, поэтому мужчине пришлось смириться с временной потерей конечности. А тем временем смертный уже дошел до скамейки, на которой лежала многострадальная рубашка, и взял свою вещь. Сейчас он ее бросит на землю, а потом начнет со спокойным лицом доставать колючки. Надо же, я угадал. Драгоценные годы практики, чтоб их. Наблюдая за явно недовольным лицом директора, аякаши ждал продолжения. Начнет возмущаться? Нет. В сердцах кинет рубашку? Бред. О, а вот за неплохого шутника спасибо, стараюсь. Пусть человек и не знал, кто нафаршировал его вещь иголками, но эта фраза действительно польстила божеству. Но вот последующие действия Вада не одобрил. Эй-эй, ты чего? Просто так сел и думаешь, что я вылезу? Нет, я, конечно, планировал появиться, но не при таких банальных обстоятельствах. За кого меня держишь? Я несколько дней сидел на одном месте, у меня за плечами огромный опыт! Желание вылезать из своего убежища пропало, чисто из-за принципа: делать все не так, как ждут. Поэтому демон даже хотел просто остаться на ветке до тех пор, пока Минору самому не надоест это занятие. Мужчина ненавидел, когда его недооценивали, и всегда старался как-нибудь отомстить обидчику. Но не в этой ситуации. Что-то ему подсказывало, что в данной ситуации это не выход, нужно что-то особенное. Например, эффектный выход.
Вот она, верная мысль. Черта с два я просто так спущусь. Мысль пришла в голову почти мгновенно, что-то похожее он уже придумывал при первой встрече с Зеном. Вот только на этот раз Рафу решил обойтись без всяких ужастиков, а предстать перед директором гордо и пафосно. Разделив план на несколько частей, демон еще раз улыбнулся. Этик, этап первый. Аякаши принял вид маленькой птички и в следующую же секунду пожалел об этом. Ветка, прогнувшаяся под тяжестью тела, резко выпрямилось и буквально отбросило Ваду, чуть не вбив того в столб. Сделав в воздухе пару сальто, он все-таки смог затормозить, тем самым избежав нежелательного столкновения. Переведя дух, аякаши слетел вниз к скамейке и устроился у сидящего человека на голове. Еле подавив желание вырвать пару волосинок, демоническая птица переместилась на плечо и попыталась посмотреть Минору в глаза, что получилось не очень хорошо. Хочу его клюнуть. Пусть не больно, но... Елки зеленые, как же я это хочу сделать. Стиснув клюв и демонстративно отвернув голову, Рафу расправил крылья и начал медленно опускаться вниз. Когда до скамейки осталось несколько сантиметров, мужчина принял свой человеческий вид. Почувствовав под собой твердую поверхность, он дерзко улыбнулся, перевел взгляд на Чиаки и положил локоть ему на плечо.
-Ну здравствуй, директор. Вот мы и встретились. - Демон на какой-то момент даже обрадовался, что рядом нет Зена, а то разбитой оказалась бы не только до сих пор кровоточащая бровь, но и нос, челюсть, да и вообще синеволосый принял бы вид мешка мяса с кусочками костей. Но раз злобной елки поблизости не наблюдалось, значит жизнь божества находилась в относительной безопасности: сила самого директора  пока оставалась неизведанной, но чего-то более жестокого мужчина не ждал. Глубоко вздохнув, Вада огляделся вокруг.
-Эх, какое приятное утро, не так ли? Что же занесло такого занятого человека в столь ранний час, м? - В голосе проскальзывала усмешка, но не с целью задеть смертного. Просто демон чувствовал себя на удивление спокойным, не было ощущения неудобства из-за высокого положения собеседника. Что было вопреки ожиданиям Рафу, который ожидал нечто большее, ведь все в академии уважают и даже боятся главного. Хотя внутреннюю силу Минору он уже успел оценить. Сильному смертному сильные хранители, не мудрено, что у него их сразу два. Не удивлюсь, если он еще и третьего потянет. Эх, вот же люди странные существа, ведь с первого взгляда и не скажешь, что этот... Минору - хозяин аж двоих аякаши. Но всем пофиг. В том, что господин директор знает его, мужчина не сомневался. Сколько записок учителя писали, штук десять только на глазах самого проблемного ученика. Поэтому разговор должен получиться очень и очень интересным.

0

6

Чиаки сидел на скамейке и, можно сказать, любовался природой. Наслаждался солнышком, освещающим всю улицу, правда, в тень все равно очень хотелось, ибо солнышко жарило, словно ты находился на сковородке, а не просто "прогуливался" на улице. Выносливости у директора было очень и очень много, а потому он действительно мог сидеть на этой скамейке посреди жары довольно-таки долгое время. Он не сомневался в том, что виновник сего торжества не захочет так сразу выскакивать из-за засады и показывать себя - мол, вот он я, судите, как хотите, я каюсь и сдаюсь. Да ну что вы, разве ж от них этого дождешься. Да и самому ученому, пожалуй, было бы совсем не интересно. В конце концов, он еще и гордился всеми своими учениками, причем было не столь важно, кто они на самом деле - люди или аякаси. Все были слишком индивидуальны и необычны, чтобы можно было скучно зевать, прочитывая анкеты. До такого директора, разве что, может довести сборище экзорцистов, пытающихся пробиться в академию.
Слегка забышись, Минору совсем расслабился. Он помнил, что ждет ученика, но как-то подзабыл немного, что придется кого-то наказывать. Хотя, кто сказал, что именно так - может, и не придется? Мужчина вытянул руки над головой и потянулся, сладко зевнув. Усталости, вроде, не было, спать не хотелось, видимо, мышцы и кости подали знак, что требуется немного размяться, причем по человечески. Подергав плечами, ученый поднял взгляд на небо и заметил что-то летящее. А вернее сказать, кого-то летящего. К скамейке приближалась маленькая птичка, явно норовящая не пролететь мимо самого Чиаки. Слегка выгнув бровь, мужчина стал за всем этим наблюдать. После не продолжительного потела птичка уселась ученому на голову. Тихо хмыкнув, Минору подумал, что прогонять сие чудо природы не придется. И правда что, через пару секунд она перелетела на плечо. Чиаки слегка повернул голову в сторону и искоса посмотрел на пернатое создание. Крылатое в ответ посмотрело так, словно пыталось выискать в мужчине что-то такое, что помогло бы ей в чем-то. В общем, директор не понял, что крылатому надо, потому решил не вникать во все это. Не долго еще посидев на плече мужчины, птичка слетела вниз и начала спускаться на землю. Пару секунд и вместо пернатого на земле оказался Рафу. С гордо поднятой головой он торжественно улыбнулся, словно планировал это всю жизнь и ему-таки это удалось. На локоть парня у себя на плече мужчина не обратил ровно никакого внимания - не на голову же сел в своем таком виде. Разве что, директор громко вздохнул, словно устал от таких выходок аякаси, которые любят эффектные появления. Нет бы, по-человечески. Хотя, да, о ком это он говорит. Слегка улыбнувшись, Чиаки посмотрел на Ваду.
- Да, спасибо, что хоть на голову не наделал. - Имелось в виду, что после "птичьих прогулок" Минору остался чистым и в душ бежать не придется. - Здравствуй-здравствуй, мой дорогой. А ты, прямо, планировал это весь день?
Улыбка привычно смягчилась, хотя проскакивали в ней какие-то нотки едва заметного недовольства и, наверное, любопытства - а что же будет дальше? То, что к нему обращаются на "ты", когда, по сути, должны на "Вы" и со всеми почестями, как и положено к директору, самого ученого ни разу не заботило. Он, вообще-то, не любил, когда ему выкают и пытаются превознести его выше, чем следует. Всегда считая себя наравне с остальными, Минору никогда не мог принять то, что к нему так обращаются. Со временем, однако, пришлось смириться. Впрочем, это не столь важно.
- Да, утро ничего такое, жарковато только. А ты у нас?.. - Прищурившись, директор уставился на демона, словно пытаясь сделать вид, что никак не может его узнать и, тем более, вспомнить имя. - А, кажется, Рафу? Да вот, тебя как раз собирался искать. А ты, вот он, сам ко мне пришел. Правда, замечательно?
Вопросительно посмотрев на аякаси, Чиаки слегка приподнял брови, словно бы ожидая от Рафу ответа на его, казалось бы, риторический вопрос. А, может, не таким уж и риторическим он был. Ведь Минору теперь не придется бегать по всей академии, дабы найти этого непоседу. Как хорошо, когда ученики, которые тебе нужны, сами тебя находят. Красота, лепота. И напрягаться не приходится. Тем более, еще и умудряются развлекать тебя такими интересными и забавными появлениями. Сейчас директор решил дождаться ответов на свои вопросы, если он вообще последуют, а потом уже придумать, что ему делать с Вадой и как. А то, может, и правда придется наказывать. Хотя, последнее-то как раз и будет выглядеть довольно забавно и, даже, неожиданно.

0

7

Что и говорить, а знакомства демону удавались просто отлично, общение с новыми существами было его коньком. И пусть так считал только сам Рафу, пусть все те, кто с ним связывался, злобно крыли божество матерщиной. Какое дело до чужого мнения, когда сам ловишь кайф от содеянного? Да, синеволосый остался доволен своим появлением, как обыно оригинальным и внезапным. Он не ожидал увидеть свалившегося от страха на землю человека, не ожидал криков и обмороков, такое немного холодное выражение лица и хотел увидеть Вада. А если бы его встретили, учтя все вышеперечисленные пункты, то он бы не только разочаровался в хваленом директоре, но и за человека бы его перестал считать, не боясь получить взбучку от Асано.  В принципе, и сейчас то сказать нельзя, что демон преклоняется перед Минору и признает его выше себя (более прекрасное существо еще поискать надо). Просто аякаши принял тот факт, что ученый являлся не простым смертным, как хозяин, только немного повыше и постарше. Еще давно уловив зависимость спокойствия от возраста, Рафу на мгновение прикрыл глаза, вспомнив одного маленького ребенка, видевшего "паука" на своем плече. А ведь я тогда чуть не умер, кхм. Хорошо, что сейчас на меня не кинутся с кулаками. По крайней мере я надеюсь.
Поняв, что никаких попыток сбросить его руку не последует, мужчина потянулся и устало зевнул. Все-таки, веселые ночки с учебниками утомляют куда больше, нежели, к примеру, раздумья в темноте. Аякаши решил во чтобы то ни стало сегодня устроить себе свидание с подушкой и одеялом, даже если они будут против. Лениво обведя взглядом деревья, синеволосый посмотрел на Минору и усмехнулся. Вот никогда в жизни не поверю, что директор этой академии забыл мое имя, это что-то из ряда фантастики. Эх, не умеете притворяться, наивные смертные, потому то вы и такие слабые. Сам Вада в мире людей лично сталкивался только с одним человеком, которого можно было бы посчитать за мерзавца, но по сравнению с тварями из мира аякаши, та персона стала бы ангелочком на их фоне. Вообще, божество могло до бесконечности перечислять различия между двумя типами существ, но он решил не позволять своему сознанию уноситься далеко, а то можно будет пропустить надвигающееся веселье. Приняв удобную позу, то есть, развалившись на пол скамейки, демон скрестил руки на груди.
-Небольшая поправочка: это ты ко мне пришел. - И прервал мой отдых, смертный. - Но это не важно, ведь меня искал сам директор, какая честь. Но я даже не могу представить, чем я смог привлечь внимание такой персоны, м? - Рафу изобразил искреннее удивление, недоуменно посмотрев на человека, будто бы сам не догадывался, о чем пойдет речь. Ему, как ученику, многие десятки раз делали замечания, иногда выставляли из класса, порой, в качестве наказания, давали вдвое больше домашней работы, а все почему? Из-за шила, которое засело глубоко-глубоко, и никакие, даже самые строгие учителя не могли вытащить сей инструмент. Мужчина не видел в своем поведении ничего экстраординарного, так как все-таки немного сдерживал себя, поэтому такой интерес к своей персоне он откровенно не понимал. Подумаешь, доску мылом натер, подумаешь, страницы журнала склеил, никто же ведь не умер. Не стоит скрывать, порой аякаши ловил кайф, глядя, как смертные отчаянно борются с тряпкой, приправленной мылом, а потом, краснея от гнева, кричат на него. А Вада всегда ухмылялся, понимая, что все слова это пустой треп, и никакие бумажки, пропитанные злостью, не заставят его бросить свои излюбленные дела. Он даже предвкушал встречу с администрацией, ожидая более оригинальных слов, чем “Ты когда-нибудь думаешь своей головой?!” или “Когда же ты прекратишь свои выходки?!”. Рафу порядком подустал от однообразия обвинений, поэтому в последнее время даже не слушал уже взрывающихся от негодования учителей, просто из-за скуки.
Как мне надоело это солнце! Коварное светило, направляющее свои лучи прямо в глаза божеству, вырвало божество из размышлений. Синеволосый недовольно зажмурился, прикрыв глаза рукой. Никогда не любил этот раскаленный шар, он только и делает, что несет жару, духоту и отчаяние. На данный момент, единственный плюс хорошей погоды заключался в том, что разбитая бровь быстрее прекратит кровоточить, и то, если демон прекратит ее раздирать. Вада с неким раздражением потрогал ранку и стер маленькую красную каплю, норовящую скатиться на лицо. Вот то ли дело ночью, тогда только луна и светит. Поскорее бы прошел этот день. Хотя, нет, сначала я должен договорить с директором, а потом уже желать окончания дня. А аякаши страсть как хотелось поболтать с Минору, узнать новые факты о своей персоне, ведь он то уж наверняка скажет что-нибудь эдакое. Лишь бы только не повторил все написанное не его имя.

Отредактировано Rafu Wada (19.02.13 18:21:46)

0

8

Устраивать тут концерты по поводу того, что Чиаки не ожидал увидеть именно Рафу, да и вообще подзабыл, как его зовут, было глупо. Он и сам это понимал. К тому же, директор совершенно не умел врать в подобных делах. Вот соврать что-нибудь очень важное правительству, особенно полагаясь на импровизацию - это запросто, хоть прямо сейчас, хоть перед сотнями камер. Он ведь и академию-то эту построил именно по той причине, что пытался отстоять свою точку зрения по поводу всех аякаси, ляпнул, правда хорошо подумав, теперь вот приходится следить и отдуваться за собственные слова. Хотя, не ученому на все это жаловаться - ему это нравилось, он любил детей и любил аякаси, к тому же, всем здесь жилось куда более спокойно, чем за пределами этого места, где всех преследовали и желали убить при самой первой возможности. Нет, врать Рафу не было никакого смысла. Да и играть в его игры на его же уровне он все равно не сможет - для этого понадобится долгий опыт, который придется набирать по несколько раз каждый день. У директора нет на это ни времени, ни возможности, да и не в его возрасте уже делать подобные вещи. Все розыгрыши остались далеко в прошлой юности, которую он потратил на исследования и что-то еще. В следующем году мужчине стукнет тридцатник, а это не так уж и мало в мире людей, хотя и не так уж и много. И кто знает, сколько ему осталось жить. Его Хранители всегда старались находиться в человеческой форме и подпитываться энергией самого Минору лишь в крайних случаях, когда другого выбора просто не было, даже раны крупные пытались залечивать сами. Тот же Чешир, с виду такой наглый и делающий все лишь для собственной выгоды, лишний раз не поглощал остатки жизни своего Хозяина. Увы, для отсчета времени у директора не было никаких приборов. Хотя этот ученый спокойно мог бы придумать что-то такое, что заставит время жизни человека отмериваться в человеческих годах. Но это все потом. Сейчас можно было только сетовать на то, что мужчина в юности не занимался подколами и прочими прелестями подростков, чтобы возможно было ответить на выходки Вады. Как директор он не мог его толком наказать. Да, тут было несколько причин. Во-первых, Демон не так уж сильно пакостничал - порой человеческие дети учиняли что похуже этого аякаси. Во-вторых, директора дико умилял истинный облик этого фиолетового чуда природы и то, что сейчас он в виде человека, его никак не волновало, да и вряд ли это сможет помешать Чиаки сделать пару очередных поблажек аякаси. В-третьих, сам ученый терпеть не мог наказывать и ругать, потому что считал это в какой-то степени совершенно бессмысленным занятием. Начнешь ругать - будут делать только еще хуже, тебе на зло, чтобы больше не было радости ругаться.
Манера общения Рафу слегка радовала директора. Но и в какой-то степени слегка раздражала. Смешение этого вызывало в Минору какие-то странные и не совсем понятные чувства, потому сей вопрос он, пока что, решил не затрагивать и оставить его на потом, сделав вид, что все так и надо. А, может быть, и правда все так должно быть. Чиаки с умиленной улыбкой наблюдал за всеми действиями Вады. Это в какой-то степени забавляло, по-другому и не скажешь. И тут ему заявили, что это сам директор к нему пришел, а не наоборот. Что же, может быть так и есть, а может быть и нет. Да и какая, собственно, разница, кто к кому пришел?
- Но ведь не я вышел к тебе из засады.
Довольно короткий ответ. Да, тут смотря с какой стороны посмотреть. С одной стороны - директор пришел к ученику, а с другой - ученик пришел к директору. Тут уже спорить бесполезно, каждый видит с того угла, с какого ему больше удобнее. А в данном случае все равно позиция у каждого будет своя. Минору внимательно посмотрел на позу Вады и очаровательно улыбнулся, поманив парня к себе пальцем, словно хотел рассказать ему секрет, который больше никто не должен был знать. И не дожидаясь, пока Рафу до конца наклонится к мужчину, тот сам подался чуть вперед, к его уху, после чего тихонько шепнул причину, по которой искал его:
- Соскучился.
Еще бы можно было сказать "только тсс", но этого директор добавлять не стал. Вместо подобных шиканий он решил сделать немного другое. Куда более неприятное. Он щелкнул Рафу по уху, в которое только что говорил. А так, как Вада являлся аякаси, для него это было либо слишком громко, либо довольно больно, либо просто очень и очень неприятно. Легкая форма мести за рубашку с колючками. А, может быть, и еще за что. Ибо даже в облике человека, все аякаси имеют просто потрясающий слух, как у любого животного, в несколько раз чувствительнее, нежели у обычного человека. Оглушить, конечно, таким образом не получится, но чувство на время останется не из потрясающих. Разве что, ушные перепонки.
- Слушай, а кто реагирует более бурно - люди или аякаси?
Коснувшись пальцами подбородка, Чиаки поднял взгляд в небо. Это было на самом деле очень искренне - что взгляд задумчивый и озадаченный, что вопрос, заданный таким тоном, который доказывал, что директора это действительно интересует. Ему правда было интересно, кто реагирует на подколы Рафу более, как бы сказать, эффективно.

0


Вы здесь » Illusion of the Sunlight » Флешбэки » Украдкой… в чащобе… наивностью взгляда…


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC